Чем отличаются стройки России и стран Евросоюза

стройки России и стран Евросоюза

Иностранными девелоперами на российском строительном рынке никого не удивишь. Но и российские застройщики все чаще выходят за границы, реализуя проекты на западе. Чем привлекают и те, и другие компании, скажем так, чужие территории? Что общего у стройки России и стран Евросоюза? Есть ли отличия и насколько они существенны? «Строй.Медиа» решил разобраться в некоторых нюансах.

Что нам стоит дом построить

Не секрет, что проект будущего здания начинается с идеи. С точки зрения архитектурных стилей для российской и европейской застроек как таковых различий нет. На первый план, по мнению профессионалов, выходит контекст городской застройки, площадка и окружение будущего проекта. В какой бы стране не возводился объект. И российские девелоперы в последнее время усилили свои позиции. За пару последних десятилетий у них была возможность на практике узнать, как работает девелоперский бизнес за рубежом и набраться опыта. Поэтому в России сегодня работают иностранцы из, скажем так, звездной когорты архитекторов, проектировщиков и застройщиков, в чьем портфолио – интересные и масштабные проекты.

Это не удивительно – стоит ли приглашать из-за границы рядовых специалистов. Таких и в родных пенатах предостаточно. Но приглашенной звезде, естественно, придется адаптировать свои проекты к российским строительным нормам. Как и отечественным девелоперам, работающим на западе. Это только в известном стихотворении Виталия Петроу достаточно лишь нарисовать будущее здание и все, можно заселяться. Помните: «Что нам стоит дом построить? Нарисуем – будем жить»? В реальности же список требований, которые необходимо учесть – обширен. Часть того, что принято в Евросоюзе, имеется и в отечественных нормативных документах. Но в каждой стране – свой набор аспектов. Поэтому вопрос, где нормы жестче, остается открытым.

Курс – на пожарную безопасность

В России, по мнению основателя компании «ClancyEngineering» Джона Марка Кланси, особенно серьезные подход – к пожарной безопасности.

Основатель компании «ClancyEngineering» Джон Марк Кланси
Фото: clancy-engineering.ru

«Эта сфера очень зарегулирована, бюрократизирована и требует большого количества бумажной работы. Но только имея на руках все чертежи и расчеты, мы можем нести полную ответственность за конечный результат проектирования. В Европе требования к безопасности, безусловно, тоже предъявляются, но в ряде стран это вопрос саморегулирования организаций. Не всегда инженеры и архитекторы несут ответственность за разработку систем безопасности – иногда этот вопрос может оставаться на строительной компании», — рассказал Джон Марк Кланси.

«ClancyEngineering» — международная проектная компания, имеющая опыт работы в Финляндии, США, Ирландии, Испании, Канаде, Гонконге, Польше и Великобритании. Ну и России, разумеется. В настоящее время специалисты проектного бюро работают над жилыми проектами в Москве и Новосибирске. А Джон Марк Кланси — дипломированный инженер-конструктор и специалист по генплану. В России на постоянной основе он проживает более десяти лет. Так что уже хорошо изучил строительную отрасль в нашей стране. И считает, что российский подход к обеспечению безопасности зданий за последние годы значительно улучшился. Этому способствует, в том числе, рост применения BIM-моделирования и его закрепление на законодательном уровне.

База есть, лишь надо подтянуть язык

Кстати, о BIM. По его внедрению Россия уж точно не в хвосте процесса. В этом уверен директор PR-проектов компании «BPS Group» Александр Аргунов.

Директор PR-проектов компании «BPS Group» Александр Аргунов

«Возможно, немного впереди скандинавский страны и Англия, где уже давно были запущены программы государственного BIM, что безусловно простимулировало рынок к внедрению технологий. Но если сравнивать Россию и Германию, то уровень внедрения BIM-технологий вполне сопоставим. Наши «звезды» показывают не менее, а подчас и более интересные и глубокие результаты», — считает Александр Аргунов.

В России сохраняется высокий уровень квалификации инженеров и программистов. И это хорошая база для подготовки качественных BIM-специалистов. Кстати, команда «BPS Group», в составе которой — российские инженеры, успешно работает в Германии и получает крупные заказы. К примеру, для железнодорожного концерна «DeutscheBahn» компания моделировала подземные инженерные сооружения на участке дороги Карлсруэ-Базель. И это только один из примеров удачного «внедрения» российского бизнеса за рубежом.

Конечно, крупные компании ориентированы на цифровизацию больше, чем локальные застройщики. Что российские, что зарубежные. И сложности, по сути, одни и те же. Во-первых, переход на цифровое строительство требует большие вложения в обучение, внедрение и закупку программного обеспечения. Во-вторых, инертность строительной индустрии. Людям, привыкшим десятилетиями работать с «плоскими» чертежами, сложно изменить свое отношение к методам работы. А при курсе на цифру перестройка затронет весь рабочий процесс. Однако переход на BIM-технологии неизбежен. Причем, в нашей стране программное обеспечение стоит гораздо дешевле, чем в другие странах. Соответственно, шансы подключиться к международным проектам у российских специалистов возрастают. Правда, этому несколько мешает низкий уровень владения иностранными языками. Впрочем, подтянуть English, Deutsche и прочее – не проблема. Было бы желание и хорошая мотивация.

Но если на общеевропейском BIM-фоне Россия занимает неплохие позиции, то по внедрению на родине не все так гладко.

«На государственных проектах отсутствует регулирование и финансирование работ по переходу на BIM. На коммерческом рынке у проектировщиков не хватает собственных средств для перехода на BIM. И не все заказчики готовы переплачивать за внедрение BIM, если раньше получали все необходимое из CAD без дополнительных затрат. Оценить степень цифровизации в строительстве в разных странах сложно, поскольку само понятие «работа в BIM» размыто», — рассказывает Александр Аргунов.

Кто трудится на стройплощадках

Бытует мнение, что работа иностранных застройщиков в России более качественная, чем российских специалистов. Именно поэтому их и приглашают в нашу страну. Стереотипы, впитанные в конце 90-х прошлого века, еще сильны. Сейчас же ситуация меняется. К тому же, рабочая сила-то в большинстве случаев одинаковая, вне зависимости от гражданства девелопера. На объектах трудятся, в основном, мигранты. Местный люд не особо горит желанием укладывать кирпичи и замешивать раствор. Но технологии, действительно, могут использоваться более современные. Особенно при реализации крупных проектов. Да и финансовые возможности, как правило, у иностранных застройщиков лучше. И это, в общей сложности, отражается на качестве. Так что сворачивать бизнес зарубежные компании в России не планируют.

«Мы смотрим на растущую Москву и видим для себя большие возможности, ведь городу нужны новые здания, новые решения. Московский рынок строительства для нас очень привлекателен. Кроме Москвы нам особенно интересен Санкт-Петербург. В России есть тенденция переезда людей с севера на юг, особенно в города-миллионники, и это направление нам также интересно», — отметил генеральный директор «KONE Россия» Кеннет Линдгрен.

Это финская компания, которая входит в число мировых лидеров по производству лифтового оборудования. И среди ее клиентов много девелоперов, работающих в России.

Российские города растут вверх

По мнению специалистов, отечественные проекты отличаются, прежде всего, масштабом. Российские города сегодня в основном растут вверх. И массовое жилищное строительство здесь не исключение. Соответственно, увеличивается плотность застройки. И это в будущем может стать проблемой в сегменте доступного жилья.

«В таких условиях существуют естественные препятствия для формирования сообщества жителей, ухудшаются возможности для пользования инфраструктурой, разбросанной по большим пустынным территориям многоквартирных жилых комплексов», — уверен Джон Марк Кланси.

Причем, это не только московский тренд. Высотный бум захватил и другие российские города, что выбивается из общего европейского контекста.

«Существенное отличие, которое мы отметили при работе в России, в сравнении с европейским опытом – это масштаб проектов, а именно – их высота. В Европе предпочтение, за редким исключением, отдается небольшим проектам, в то время как в России уже в процессе проектирования объект может приобрести большие масштабы, чем планировалось изначально, получить больше дополнительных функций. С другой стороны, для архитекторов и проектировщиков это возможность бесценного опыта небоскребостроения, требующего высокой экспертизы в инженерных системах и конструктиве», — считает Джон Марк Кланси.

Опыт-опытом, но и риски для ведения бизнеса в России тоже есть. К примеру, по части валютного курса.

«Макроэкономический показатель, который мы рассматриваем, — это влияние санкций и политической напряженности на курс рубля. Это очень важно для нас, потому что мы финская компания, базирующаяся в зоне евро. Более того, для нас волатильность рубля выглядит хуже, чем небольшое повышение или снижение курса. Волатильность увеличивает неопределенность и может затягивать принятие инвестиционных решений», — прокомментировал Кеннет Линдгрен.

Остаётся надеяться, что курс рубля станет константой. Обо всем остальном российские и зарубежные девелоперы точно смогут договориться. Приоритеты-то у них общие: потребности жителей в комфортном и надежном жилье.

Ирина Чернухина

 

Читайте также

РЕКЛАМА

Стройбалл: выбираем лучшего регионального куратора строительства в СФО
Современный бизнес-сегмент стремится к максимальным продажам через совершенно разные каналы влияния на потребителей. В ход идут приемы в дизайне интерьеров офисов и магазинов. Журналист …

ВЫБОР РЕДАКЦИИ

Такое решение принял глава региона Вячеслав Гладков.  О том, …
Стройбалл: выбираем лучшего регионального куратора строительства в СФО

Читатели оценили

Важно

Рекорды в строительстве — это не только про высотки, …