Реклама
Ошибки в проектировании зданий опасны для людей в городах, а неправильное благоустройство ухудшает качество жизни
68

Несмотря на усилия властей крупных городов, особенно Москвы, массовое строительство домов и дорог рождает новые проблемы, предугадать которые и в дальнейшем исправить удаётся далеко не всегда. О наиболее сложных ситуациях, возникающих в инфраструктуре мегаполисов, журналисты «Строй.Медиа» (С.М.) поговорили с Президентом Гильдии Ландшафтных Инженеров Алексеем Саяновым (А.С.).

С.М.: В существующих строительных нормах нет обязательного требования продувать макет микрорайона целиком, и застройщики часто экономят на этом. Поэтому даже «благополучное» здание, которое не создает вокруг себя опасных вихрей, может заметно ухудшить общую ветровую обстановку на близлежащих улицах. Как эта проблема решается в России? И к чему приводят ошибки, помимо «гуляющих» ветров?

А.С.: Продувка физического макета архитектурной застройки объемного решения — это очень редкая практика. Она применяется, только если нужно учесть специфику микроклимата застройки для специфического рельфа, например для горной территории. Всё дело в том, что для создания высокоточной модели требуется достаточно много средств, помещение со специальным оборудованием, которое позволит воссоздать ветровые нагрузки. Гораздо более распространённое в строительной практике решение — математическое микроклиматическое CFD моделирование, учитывающее основы гидроаэродинамики. В этом случае делается 3D-макет здания или квартала и его помещают в существующую застройку, чтобы проверить, как этот макет ведёт себя при разной скорости и направлении ветра, на разной высоте. В результате могут быть выявлены зоны с неблагоприятными явлениями – ветровых аномалий, участки застоя воздуха или критических температур.

Эксперт добавил, что этот же приём зачастую используется при создании системы естественного проветривания помещений в здании. Однако, в России такие «дышащие» решения практически не применяются.

А.С.: Эта модель пришла к нам от зарубежных коллег, и это один из элементов создания зеленой архитектуры. Он позволяет на ранних этапах определить проблемы, которые возникают при ветровых нагрузках, при инсоляции, каким образом встраивается это решение в существующую застройку. И здесь основная проблема в том, что сначала согласовывается архитектурный проект и только после этого начинаются подобные исследования. В итоге даже при необходимости внести в него существенные изменения сделать это уже не представляется возможным. В итоге при озеленении таких территорий эти проблемы приходится компенсировать за счет создания ветрозащитных посадок и создания более комфортного микроклимата с помощью элементов водно-зеленой инфраструктуры.

Кандидат географических наук обратил внимание на то, что в стране дефицит специалистов, которые могли бы выполнять такие работы. А потому хоть и стоило бы обязать всех без исключения застройщиков производить CFD моделирование перед согласованием проекта, сделать это не получится. Решить проблему можно, только подготовив соответствующую образовательную базу. Но на это уйдёт не один год. А после того, как она появится, потребуется ещё время, чтобы научиться работать на новом отечественном программном обеспечении, которого пока тоже нет.

А.С.: Если же говорить именно о последствиях неверного проектирования, то ошибки представляют опасность для жителей. Прежде всего, это ветровые эффекты — завихрения, и ветровые туннели, которые при стечении неблагоприятных погодных условий могут приводить к локальным штормовым явлениям и даже ураганам.

С.М.: Один из самых сложных в этом плане проектов столицы — Москва Сити. И многие эксперты отмечают, что этот район, например, крайне недружелюбен к деревьям. И большинство посаженных погибает. В чём причина? И, может, стоит применить решение, использованное на Тверской? Посадить уже готовые деревья, высокие и сильные?

А.С.: Там даже по проекту изначально было предусмотрено недостаточное количество зелёных объектов. Кроме того, они подвергаются воздействию ряда факторов, среди которых, прежде всего, недостаточная инсоляция и высокая ветровая нагрузка. Вероятно, тех расчётов, о которых мы говорили выше, здесь не проводилось. Чтобы деревья росли здесь, необходимо  подобрать более неприхотливые виды, создать для них более комфортные условия — в числе, с использованием технолигии посадки деревьев с подвесным мощением, которая позволяет развиваться корневой системе под уложенной сверху брусчаткой.

С.М.: Теперь немного о том, как дороги в центре городов вытесняют тротуары и пешеходную инфраструктуру. Их строительство стимулирует приезд в центр городов всё большего числа автомобилей. При этом вместо создания каких-либо архитектурных форм застройщики и управляющие компании вынуждены заменять всё парковками. Как властям в этом случае находить золотую середину?

А.С.: Действительно, это очень насущная тема. Её обсуждают многие московские урбанисты. И золотая середина в том, чтобы не меньший акцент делать на развитии общественного транспорта, которое стимулирует на отказ от автомобиля. Это один из немногих путей, которые доступны сейчас для Москвы, поскольку количество парковочных мест ограничено. Стоит отметить, что необходимо также развивать мобильные средства передвижения — велосипед, электросамокат. На них можно перевести часть пассажиропотока.

С.М.: Ассоциация девелоперов Польши утверждает, что озеленение территории МКД увеличивает стоимость жилья на 30%. Ведь первое, что видит покупатель, это придомовая территория. И это используют в промокампании к продаже квартир (или дома). Выходит, сейчас и в России, когда ситуация с ценами очень сложная, нужно прекратить озеленение новостроек, чтобы они стоили дешевле? А жители потом пусть сами скидываются. Или как?

А.С.: Не могу не согласиться с коллегами из Польши, собственно это не только их исследования, но и многих других представителей отрасли. Увеличение стоимости недвижимости происходит, в том числе, за счет применения эффективного и качественного благоустройства и озеленения. Речь не только о растениях, но и о водно-зеленой инфраструктуре города, т.е. о создании устойчивых ливневых систем, био-канавок, садов дождя. Также можно заниматься созданием зеленых крыш, которые в целом оптимизируют нагрузку на ливневую канализацию и создают, в том числе, дополнительные зоны озеленения в жилых кварталах, которые смягчают негативный эффект городского «острова тепла». У нас в России пока нет исследований на эту тематику, но, опираясь на труды зарубежных коллег, можно говорить про увеличение стоимости, уменьшение затрат на эксплуатацию и строительство той же ливневой канализации.

Говоря о качестве строительства, Алексей Саянов отметил, что в этом смысле ситуация с многоквартирными домами в России не очень хорошая. А при нынешней ситуации с сокращением объемов вводимого жилья и увеличением конкуренции среди застройщиков многие решатся на дополнительное удешевление, чтобы выставлять на рынок, на первый взгляд, более выгодные предложения. Однако, хотелось бы, чтобы хотя бы некоторые девелоперы сохраняли и цены, и качество — как зданий, так и благоустройства территорий.

С.М.: Президент Владимир Путин заявил, что нужно завершить строительство ранее замороженных объектов. Однако, с тех пор изменились, в том числе, и требования к озеленению территории, к организации городского пространства вокруг таких зданий. По каким положениям законодательства нужно облагораживать территорию? По старым или уже по новым?

А.С.: Законодательство требует использовать новые стандарты. В то же время, во всех случаях речь о типовом озеленении, благоустройстве, общие требования к которым не меняются. Это асфальт, парковки, проезжие зоны, пешеходные зоны, зоны отдыха и т.д. В любом случае, насколько качественным и удобным всё это будет, зависит от застройщиков.

Справка «Строй.Медиа»

Саянов Алексей Андреевич,

кандидат географических наук, Президент Гильдии Ландшафтных Инженеров, преподаватель кафедры Рационального Природопользования Географического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова. Ландшафтный планировщик, эксперт водно-зеленой инфраструктуры города и проектирования устойчивых ландшафтных объектов.