В России стало меньше гастарбайтеров. Кем их заменить?

В нашем обществе принято иронизировать над образом трудовых иммигрантов, а слово «гастарбайтер» в подсознании россиян зачастую обладает скорее негативным оттенком. Согласно данным опроса «Левада-центра», проведенного в конце 2019 года, почти три четверти (72%) жителей России считают, что государству следует ограничивать приток иностранных граждан, приезжающих на заработки. Спустя два года позиция россиян едва ли поменялась. Но так ли страшны Равшан и Джамшут как их малюют? Давайте разбираться.

Кто такие гастарбайтеры?

Слово «гастарбайтер» пришло в русский язык из немецкого. Дословно его можно перевести, как «гость-работник». Кстати, слово «гастроль» — единоутробный брат «гастарбайтера», но в этой морфологической семье именно последний стал нелюбимым ребенком и используется едва ли не как оскорбление. Еще во времена СССР имела место миграция избыточной рабочей силы из Средней Азии в российские регионы. В 1991 году жители Таджикистана, Узбекистана, Киргизстана, Молдовы, Украины и других бывших союзных республик в России стали считаться иностранцами. При этом они составляли немалую часть рабочей силы в строительной отрасли России.

Недостаточную квалификацию работяг с лихвой компенсировали низкие затраты на оплату их труда. Последнее и по сей день и является главным плюсом в нахождении гастарбайтеров на российских стройках. К тому же они, как правило, занимаются самой грязной и низкооплачиваемой работой, на которую россияне попросту не идут. У противников трудовых иммигрантов есть и свои козыри в рукавах. Первый аргумент против – это повышение уровня преступности, причем как со стороны иммигрантов, так и по отношению к ним самим. Большинство гастарбайтеров находятся в России нелегально, а значит государство не получает никаких налоговых отчислений.

А что сейчас?

Еще в 2014 году председатель комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая указывала, что в России могут находиться до 100 тысяч мигрантов с опасными инфекционными заболеваниями. В эпоху коронавируса проблема здравоохранения среди гастарбайтеров стала еще более актуальной. Пандемийные ограничения и закрытые границы привели к тому, что почти полтора миллиона трудовых иммигрантов, уехавших на родину, не смогли вернуться обратно в Россию. Казалось бы, 72% россиян могут порадоваться, но негативные последствия такого оттока быстро вышли на первый план. С нехваткой дешевой рабочей силы замедлились темпы строительства и выросла цена на жилье.

Вице-премьер Марат Хуснуллин на Петербургском экономическом форуме поделился своим видением решения сложившейся проблемы. Он отметил, что россияне не готовы работать по 12 часов за 50 тысяч рублей, а мигранты, напротив, готовы. Фонд зарплаты составляет от 25 до 50% всего бюджета строительства, и за счет трудовых мигрантов снижается себестоимость строительства. Вице-премьер назвал нехватку рабочих рук главной проблемой в сфере строительства на сегодняшний день. «Мы спрос создали, ипотеку развили. Уделяем этому внимание, администрируем. А строить некому», — резюмировал Хуснуллин.

Что делать?

Согласно оценке Минстроя сейчас в строительной сфере России не хватает 1,2 млн рабочих, а до 2024 года на российские стройки планируется привлечь еще около 5 миллионов трудовых мигрантов.
«Сейчас по поручению председателя правительства мы отрабатываем подходы, как будем с ними работать и как сделать, чтобы они дали максимальный плюс для развития страны», — заявил Марат Хуснуллин в июне.
В современных реалиях для привлечения рабочей силы из-за рубежа нужно пойти на послабления ограничений.

«Мы сейчас отрабатываем тему, чтобы все-таки упрощенный вариант завоза трудовых мигрантов сделать и обязательную вакцинацию», — заявил Хуснуллин в эфире RTVI на форуме в Санкт-Петербурге. Конечно, речь идет о точечной и кропотливой работе. В первую очередь, планируется организовать вакцинацию всех трудовых мигрантов, прибывающих на территорию РФ, за счет крупных компаний.

«Мы ставим задачу, чтобы всех, кто заедет, мы обеспечили вакцинацией. Сколько там — 100-200 тысяч заедет? Чтобы мы их всех обеспечили вакцинацией. И строители сами готовы и проплачивать, и вакцинировать, и организовывать», — заявил вице-премьер.

Также возможно увеличение количества авиарейсов из Таджикистана и Узбекистана, которых, по словам главы Минстроя Ирека Файзуллина, сейчас не хватает. «Мы ведем диалог с авиаперевозчиками, и они готовы увеличить количество рейсов, но нужно, чтобы межведомственная комиссия во главе с вице-премьером Татьяной Алексеевной Голиковой дала им разрешение. Кроме того, с этими странами существует железнодорожное сообщение, а раньше возили автобусами. Нужно использовать все виды транспорта», — поделился планами министр.

Еще одной мерой по возвращению гастарбайтеров может стать возможность въезда для мигрантов при наличии отрицательного теста на коронавирус и тестирования на границе с Россией без дальнейшего обязательного карантина. Замминистра строительства и ЖКХ России Никита Стасишин отметал, что правительство России в ближайшее время доработает механизм массового ввоза мигрантов для восполнения дефицита строителей, появившийся еще в декабре 2020 года.

Высказать свое мнение об инициативе вице-премьера Хуснуллина мы попросили руководителя Всероссийского центра национальной строительной политики Александра Моора.

«Марат Хуснуллин не просто так поднял эту тему. Она, естественно, актуальна. Он прекрасно понимает сложившуюся проблему и оперирует объективными статистическим данными. До пандемии на строительных площадках страны было определенное количество так называемых гастарбайтеров. Затем они вернулись на родину и не вернулись, что привело к возникновению ряда проблем. Из-за этого, в том числе, произошел рост цен на жилье. Естественно, нам нужны такие кадры. Пусть они низкоквалифицированы, но без них не обходится ни одна стройка. На сегодняшний день Всероссийский центр национальной строительной политики уже заключил четыре соглашения с правительствами государств, которые занимаются поставкой на наши площадки таких кадров. Поэтому я поддерживаю инициативу Хуснуллина, но нужно сделать этот рынок более прозрачным и организовать строгий контроль за теми, кто приезжает», — прокомментировал Александр Моор.

Альтернатива есть?

Если россияне отказываются занимать освободившиеся на стройках места гастарбайтеров, то кем их можно заполнить? В правительстве рассматривается возможность привлечения на стройки заключенных. Да, первая ассоциация, которая может прийти в голову, это ГУЛАГи, военнопленные, «стройки на костях» и вот это вот всё. Однако сейчас привлечение заключенных на стройки рассматривается исключительно на добровольны началах. На все том же экономическом форуме в Санкт-Петербурге Марат Хуснуллин назвал эту идею «имеющей право на жизнь», но только при желании самих заключенных.

Сейчас в нашей стране около 180 тысяч заключенных, которых можно было бы привлечь на стройки. С их помощью можно частично перекрыть дефицит строителей, который особо остро заметен на крупных строительных площадках таких как БАМ, Транссиб или Восточный полигон. По словам Марата Хуснуллина, уже сейчас на эти стройки можно привлечь 11 тысяч заключенных.

Вице-премьер также отметил, что такая практика существовала еще в СССР, и она выгодна самим заключенным. «В Советском Союзе вот я сам лично работал на кирпичном заводе с осужденными. На своем опыте могу сказать, что это да, спецкомендатура, они жили в общежитиях, работали на строительных площадках, или в ЖКХ они работали, в сельском хозяйстве. То есть эта практика была. Вот вы фильм помните, когда там осужденных приглашали работать на винзавод, на стройку? Это «Операция Ы», — поделился опытом Хуснуллин.

Сейчас этот эксперимент уже реализуют в Москве и области, а качество работы заключённых будет контролировать Стройконтроль. По словам главы Минюста Константин Чуйченко, его ведомство занимается разработкой поправок, которые позволят заключенным, согласившимся на принудительные работы, претендовать на условно-досрочное освобождение. В свою очередь директор ФСИН Александр Калашников предложил организовать на крупных стройках исправительные центры для осужденных. По замыслу ФСИН, это будут спецобщежития, где осужденные могут видеться или даже жить с семьей, а днем ходить на работу. По его словам, «это будет не ГУЛАГ, это будут абсолютно новые, достойные условия» с зарплатой не ниже МРОТ.

К сожалению, даже если привлечь 100% заключенных, имеющих допуск к исправительным работам, то не получится закрыть даже 20% дефицита, образовавшегося после оттоки гастарбайтеров. По словам Марата Хуснуллина, несмотря на все плюсы, такой механизм «глобально задачу строительной отрасли не решит».

«Заключенные мигрантов заменить точно не смогут, потому что объемы несопоставимы. Заключенные – это тоже определенный уровень риска, и не все из них хотели бы честно трудиться на стройках. Несмотря на это, пользоваться таким инструментом тоже нужно. Конечно, в обмен на определенные возможности смягчения наказания для этих заключенных или как альтернативный вид наказания. Заключенные могут принимать участие на строительных площадках и уже это делают. Но выводы делать пока рано. Нужно отработать эту практику, проанализировать все плюсы и минусы», — прокомментировал Stroy.Media руководитель Всероссийского центра национальной строительной политики Александр Моор.

Вместо эпилога

Мы сознательно решили изучить проблему гастарбайтеров с разных сторон и нырнули с головой в эту тему. Искупавшись в кубометрах текстов, ссылок, цитат и мнений, выныриваем и делаем вывод: на сегодняшний день альтернативы трудовым мигрантам практически нет. Заменить их россиянами невозможно — попросту нет нужного количества рабочих. А те, кто есть, не идут работать за зарплату гастарбайтера или близкую к ней.

Читатель скажет: «Так платите больше и люди придут». Но если платить больше, то и без того высокие цены на жилье станут просто заоблачными. Получается, замкнутый круг. И круг этот остался без движущей силы, стоит себе, покачиваясь на ветру, как рискуют встать стройки по всей стране. И нуждаемся мы в гастарбайтерах не меньше, чем они в нас.

Эрик Ахмедьяров

Читайте также

РЕКЛАМА

Стройбалл: выбираем лучшего регионального куратора строительства в СФО
EKZOfloor — один из крупнейших в России поставщиков инженерной, массивной, террасной и фасадной доски из экзотических пород дерева. Уже 14 лет компания представляет продукцию …

ВЫБОР РЕДАКЦИИ

В качестве основы для методики расчета использовались цены на …
Стройбалл: выбираем лучшего регионального куратора строительства в СФО

Читатели оценили

Важно

Мы уже рассказывали вам о самых высоких небоскребах мира, …