Андрей Белогорцев: «Россия — великий цифровой рынок»

Андрей Белогорцев

Полное цифровое управление процессом строительства в России звучит пока несколько фантастично, но  уже сегодня есть компания, активно развивающая это направление. В условиях почти полного отсутствия цифровизации строительной отрасли сложно представить, что вся рабочая схема — управление задачами, строительный контроль и проектная документация находится в одном  приложении мобильного устройства. Проект «Планрадар» — современная разработка в сфере стройнадзора, позволяющая оптимизировать процессы по  управлению проектами строительства и недвижимости. Журналист «Строй.Медиа» пообщался с консультантом по продукту «Планрадар» Андреем Белогорцевым – о перспективах BIM-технологий в России и особенностях строительного надзора.

Андрей Владимирович, расскажите, пожалуйста, что же такое «Планрадар»? Что он из себя представляет?

«Планрадар» – это облачное решение, которое позволит вам оцифровать процессы, связанные с оперативным управлением на строительных объектах и на объектах недвижимости. Что значит оперативное? Есть стратегическое управление компанией, когда мы говорим про сроки и достижение финансовых целей. Есть тактическое управление, когда речь идет о планировании месяца. Есть оперативное управление, мы планируем в рамках суток и недели. Так называемое недельно-суточное планирование. Мы находимся в сегменте недельно-суточного планирования, и нашей особенностью является то, что мы позволяем соединить все звенья управления в строительной компании. Нашим продуктом могут пользоваться и руководитель проекта, и мастер или бригадир на площадке. Мы создаём единую среду коммуникации. Сейчас все используют  WhatsApp и прочие  мессенджеры, а мы предлагаем от этого всего отказаться, отказаться от ведения таблиц в Excel – всё можно делать в «Планрадаре».

Пользуется ли продукт большим спросом в России, и каковы, по вашему мнению, его перспективы в нашей стране?

На российском рынке мы первый год, но среди наших клиентов уже не только крупнейшие застройщики, но и компании, которые занимаются управлением недвижимостью. Из чего могу предположить, что потребность в том, что мы предлагаем, есть. Мы единственные на русскоязычном рынке среди мобильных приложений для строительного контроля, кто поддерживает BIM. И здесь наше выгодное преимущество. Один из основателей нашей компании на одной из встреч назвал Россию великим цифровым рынком (The Great Russia digital market – прим.ред.). В России есть что оцифровывать, поэтому мы здесь.

Пока не все пришли к единому мнению, цифровизация — это благо или зло. Как по вашему и почему?

О том, что цифровизация — это плохо, говорят те, кому она невыгодна. Цифровизация  даёт прозрачность процессов, их доступность. Очевидно, что те компании, которым невыгодно, чтобы их деятельность была на виду, выступают против. В нашем понимании цифровизация — это способ, которым можно повысить производительность труда. Как ещё может повлиять цифровизация? Например, вы компания застройщик, у вас есть проект, и вы хотите получить бридж-финансирование от банка. Естественно, банк, в первую очередь, начнет изучать  ваш текущий проект и, если у вас низкая степень цифровизации, банку будет сложнее понять состояние дел на объекте и принять решение в вашу пользу. Если же ваша компания обладает достаточными цифровыми  инструментами, банк сможет быстрее оказать вам необходимую поддержку. Цифровизация упрощает и ускоряет многие процессы, при этом оставляя максимальную прозрачность.

Андрей Владимирович, чем отличается строительная отрасль России от зарубежных стран, учитывая, что компания у вас зарубежная?

В первую очередь, в каждой стране свои стандарты и регламенты. Сравнивая Россию и Китай, можно сказать, что отличия в  степени цифровизации стройки. Например, у Китая уже есть целые города, которые имеют своих цифровых клонов, чего нет ни в странах Европы, ни в Америке.

С какими трудностями сталкиваются европейские компании при работе на российском рынке?

Если мы пропустим очевидное – языковой барьер, то это законодательство и тот же самый регламент и стандарты. То есть, если иностранная компания хочет зайти на российский рынок, то ей в первую очередь нужна сильная команда локальных экспертов из различных областей. Собрать такую команду непростая задача, учитывая, необходимость владения иностранным языком, а лучше двумя.

—  Мешают ли деятельности вашей компании многоуровневые проверки в процессе строительства, и нужны ли, по вашему мнению, СНИПы и стройнадзор на сегодняшний день?

Проверки и нормы — необходимость. Строительство — очень ответственная деятельность, ошибки непростительны, без стройконтроля, туда же технический надзор, авторский надзор, не обойтись, а СНИП – это та самая нормативная база, на которую при проверках и ссылаются.

В предыдущем ответе вы уже затронули термин «авторский надзор». В чём он заключается и можно ли, по вашему мнению, ограничиться только им?

Авторский надзор, как правило, выполняется теми лицами, кто разрабатывал проектную документацию, это проектировщики и архитекторы. Они отвечают за соответствие производимых и спроектированных работ. На практике эти проверки выполняются где-то раз в месяц, а этого недостаточно. Поэтому обойтись только авторским надзором нельзя.

—  Расскажите нам о своей строительной карьере, и в чём заключается ваша работа на сегодняшний день?

В компании «Планрадар» я являюсь консультантом по продукту. Наш продукт занимается цифровизацией оперативного управления. Мы помогаем компаниям, нашим клиентам, понять, как они могут в своей работе применять наш продукт. В этом и заключается моя работа.

Какие ключевые сложности в строительной сфере вы можете назвать на сегодняшний день?

—  Это сложный вопрос, так как я непосредственно в самой строительной компании никогда не работал. Но наши клиенты это застройщики. Процесс строительства довольно непредсказуемый. Например, локдаун в прошлом году предугадать  было невозможно,  а последствия видны до сих пор — нехватка рабочей силы и  рост цен на строительные материалы, заложить все это в финансовые модели, как риски, невозможно. Или возможно, но тогда стоимость такой модели будет непомерно высока. Строительная сфера, насколько мы с ней сталкиваемся, наименее  оцифрованная по сравнению со всеми остальными индустриями. Компания «McKinsey» проводила исследования на степень оцифрованности различных индустрий, так вот  строительство занимает 2-ое место с конца после агропромышленности. Есть также исследования в области производительности труда – в отрасли строительства она невелика. В этой сфере не менялось практически ничего на протяжении последних 30 лет. Это  связано, прежде всего, с низкой степенью оцифрованности. Сотрудники тратят огромное количество времени на поиск какой-то информации, составление различных отчётов, бумаг, актов и так далее, отсюда низкая производительность труда.

Когда российская  строительная отрасль сможет полностью перейти на BIM-технологии? Это вообще возможно? Если возможно, то когда это случится?

Компании, которые работают на госконтрактах, уже с 1 января 2022 года должны перейти  на работу с BIM-технологиями. Пока не разработана достаточная нормативная база, сложно говорить о полном переходе, но скоро появятся специалисты, BIM-менеджеры, BIM-проектировщики, в этом есть необходимость, процесс необратим.

Анастасия Вербина

Читайте также

РЕКЛАМА

Стройбалл: выбираем лучшего регионального куратора строительства в СФО
EKZOfloor — один из крупнейших в России поставщиков инженерной, массивной, террасной и фасадной доски из экзотических пород дерева. Уже 14 лет компания представляет продукцию …

ВЫБОР РЕДАКЦИИ

В качестве основы для методики расчета использовались цены на …
Стройбалл: выбираем лучшего регионального куратора строительства в СФО

Читатели оценили

Важно

Мы уже рассказывали вам о самых высоких небоскребах мира, …